Происхождение обезьян

Оккультная наука утверждает, что человек получил свое начало от прообраза, гораздо более высокого, нежели он сам. И прообраз этот есть “Небесный Человек”. Питекоиды, орангутанги, горилла и шимпанзе являются порождением человека (опустившейся до животности Четвертой человеческой Расы.) и вымерших видов млекопитающихся, живших в Миоценский период. Результатом их преступления, совершенного с полной ответственностью, явились обезьяны, известные сейчас, как антропоиды. Сами же указанные как ныне вымершие млекопитающиеся, в свою очередь были порождены через более ранний бессознательный грех “Разума лишенных” Рас в среднем периоде существования Третьей Расы.

Противоестественное совокупление неизменно давало потомство, потому что типы млекопитающихся того периода были недостаточно отдалены от их основного типа – Первичного Астрального Человека, – чтобы развить необходимую преграду.

Медицина отмечает такие случаи чудовищ, порожденных от человеческих и животных родителей, даже в наши дни. Потому возможность эта есть лишь вопрос степени, но не факта. Таким образом, Оккультизм разрешает одну из самых странных проблем, предложенных вниманию антрополога. Объем человеческого черепа и его мозг, так же как и полости, увеличиваются при индивидуальном развитии человека. Его рассудок развивается и растет с годами, и тогда как его лицевые кости и челюсти уменьшаются и выпрямляются, становясь все более и более одухотворенными, у обезьяны происходит как раз обратное. В своей молодости антропоид гораздо более смышлен и добронравен, но с годами он становится тупее; и так как его череп отступает назад и, по-видимому, уменьшается по мере его роста, то его лицевые кости и челюсти развиваются, и мозг, наконец, придавливается и отбрасывается совершенно назад, с каждым днем все более и более подчеркивая животный тип. Орган мысли – мозг – отступает и уменьшается, будучи совершенно побежденным, и заменяется мозгом дикого зверя – челюстным аппаратом.

Как остроумно отмечено во французском научном труде, горилла могла бы с совершенной справедливостью обратиться к эволюционисту, настаивая на своем праве происхождения от него. Горилла сказала бы ему: мы, антропоидные обезьяны, представляем собою ретроградное отклонение от человеческого типа и потому наше развитие и эволюция выражены переходом от человекообразного строения к животнообразному строению организма; но каким образом могли бы вы, люди, произойти от нас – как можете вы быть продолжением нашего рода? Ибо, чтобы это стало возможным, ваша организация должна была бы разниться еще больше от человеческого строения нежели наша, она должна была бы еще больше приблизиться к строению животного, нежели наша; и, в таком случае, справедливость требует, чтобы вы уступили нам свое место в природе. Вы ниже, чем мы, раз вы настаиваете на установлении своей генеалогии от нашего вида; ибо строение нашего организма и его развитие, таковы, что мы не в состоянии порождать формы высшей организации, нежели наша собственная.